Меню

Я снюсь богу а ты снишься мне



Сон (Я знала, я снюсь тебе — Ахматова)

← «Выбрала сама я долю…» Сон : Я знала, я снюсь тебе…
автор Анна Андреевна Ахматова
Белый дом («Морозное солнце. С парада…») →
Из сборника « Белая стая ».

Я знала, я снюсь тебе,
Оттого не могла заснуть.
Мутный фонарь голубел
И мне указывал путь.

Ты видел царицын сад,
Затейливый белый дворец
И черный узор оград
У каменных гулких крылец.

Ты шел, не зная пути,
И думал: «Скорей, скорей,
О, только б ее найти,
Не проснуться до встречи с ней».

А сторож у красных ворот
Окликнул тебя: «Куда!»
Хрустел и ломался лед,
Под ногами чернела вода.

«Это озеро, — думал ты, —
На озере есть островок…»
И вдруг из темноты
Поглядел голубой огонек.

В жестком свете скудного дня
Проснувшись, ты застонал
И в первый раз меня
По имени громко назвал.

Сон («Я знала, я снюсь тебе…») — Ты видел царицын сад… — Екатерининский парк в Царском Селе. По-видимому, является первым стихотворением, посвященным Борису Васильевичу фон Анрепу (1883—1969), поэту и художнику, другу Н. В. Недоброво. Жизнь Анрепа была тесно связана с Англией и Францией. В первый раз он выехал в Лондон в 1899 г., несколько лет обучался в частных школах. Затем вернулся в Россию, где окончил Императорское училище правоведения и, по настоянию семьи (его отец был профессором судебной медицины), — юридический факультет Петербургского университета (1905). Начал профессорскую карьеру, но страсть к искусству — живописи и, в частности, мозаике — пересилила. Его поддержал в новом выборе художник Д. С. Стеллецкий. В 1908 г. Анреп уехал во Францию, где два года учился в Académie Julien, затем в 1910—1911 гг. переехал в Англию, где продолжал обучение в Колледже искусство в Эдинбурге под руководством Ф. М. Флетчера. Закончив образование, поселился в Лондоне. В 1913 г. в галере Chenil была устроена первая персональная выставка 54 работ Анрепа: рисунков, акварелей, мозаик. У Анрепа появились первые заказчики — мозаик для украшения домов английских аристократов. Так, в 1919 г. ему заказал мозаику для своего дома мэтр английской живописи Огастос Джон, в 1914 г. он начал работу над созданием фресок в Вестминстерском соборе в Лондоне, его мозаиками были украшены пол и стены в доме сэра Вильяма и леди Джовитт, — эти мозаики после войны были привезены в художественную галерею Бирмингема. Анрепом украшен камин в спальне Литтона Стрейчи. В 1921 г. он закончил композицию «Видение св. Иоанна» в мемориальной часовне церкви Военного колледжа в Сэнндхерсте. В 1923 г. Анреп работал над мозаичным полом в зале Блейка галереи Тейт, который считается одной из лучших работ Анрепа, — это композиции на темы философской лирики Блейка «Пословицы ада». Его студия помещалась в Хэмпстеде. В 1925 г. переехал в Париж, но продолжал выполнять английские заказы (Казнина О. А. Русские в Англии. Русская эмиграция в контексте русско-английских связей в первой половине XX века. М., 1997).

Начавшаяся Первая мировая война заставила Анрепа в августе 1914 г. вернуться в Россию: как офицер запаса он был призван в армию. По его воспоминаниям, знакомство в Ахматовой произошло в 1914 г., но это, очевидно, ошибка памяти. Ахматова несколько раз вспоминала и рассказывала П.Лукницкому, что их познакомил Н. В. Недоброво в Царском Селе, весной 1915 г., накануне отъезда Анрепа в действующую армию Знакомство произошло в Вербную субботу во время Великого Поста 1915 г. Тогда же новому знакомому были посвящены первые стихотворения — «Сон», «Я улыбаться перестала…», «Из памяти твоей я выну этот день…» В 1915—1916 гг., когда Анреп приезжал с фронта в командировки и в отпуск, они встречались, и знакомство переросло в сильное чувство с ее стороны и, по-видимому, осталось на уровне горячего интереса с его. По свидетельству Ахматовой, ею посвящены Анрепу 17 стихотворений в «Белой стае» и 14 в сб. «Подорожник» (для сравнения — в «Подорожнике» всего 30 стихотворений, то есть почти половину занимают стихотворения, посвященные Анрепу). Анреп также посвятил Ахматовой несколько стихотворений.

В дневнике П.Лукницкого от 30 марта 1925 г. записан рассказ Ахматовой о первом знакомстве с Анрепом.

Читайте также:  Что означает когда во сне снится бывшая девушка

До личного знакомства Анреп знал об Ахматовой из рассказов и писем о ней Н. В. Недоброво. В марте 1914 г. Недоброво посылает Анрепу ахматовский сборник «Четки», затем пишет ему восторженное письмо, радуясь, что стихи понравились другу: «Твое последнее письмо меня очень обрадовало — то, что ты так признал Ахматову и принял ее в наше лоно, мне очень дорого по личным прежде всего соображениям, а также и потому, что, значит, мы можем считать, что каждому делегирована власть раздавать венцы от имени обоих. Попросту красивой ее назвать нельзя, но внешность ее настолько интересна, что с нее стоит сделать и леонардовский рисунок, и генсборовский портрет маслом, и икону темперой, а пуще всего поместить ее в самом значащем месте мозаики, изображающей мир поэзии». Последние слова Недоброво оказались пророческими, и Анреп сделал такую мозаику в 1952 г. в Англии — «Сострадание» на полу вестибюля Национальной галереи в Лондоне. О взаимоотношениях Ахматовой и Б. В. Анрепа см.: АА Сочинения в 3 т. и Лукницкий, 1.

Источник

Ты снова снишься мне

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Снова снится мне веселый сон как в детстве

Стихи — И снова видятся мне рощицы и клёны.

Стихи — Ты снишься мне

Ты мне порою снишься по ночам,
С блеском в глазах,
С игривою улыбкой…
Мне хочется прильнуть к твоим губам,
Не совершив очередной ошибки…
Ты снишься мне,
Порой усталый, грустный и смешной,
Ты всё же снишься мне
Из жизни унося покой.

И сон становится стеной.
А я хочу узнать тебя поближе:
А ты ведь наяву всегда со мной.
Так что же я во сне тебя с другою вижу.

Стихи — Ты снишься мне

Ты снишься мне холодными ночами,
Когда не жду тебя, и сердце не печалит
Своими вздохами и тягостным молчаньем.

Приходишь ты внезапно, откровенно,
Врываешься в покой мой властно,
Я чувствую тебя проникновенно,
И сладко на душе от этой страсти.

А утром исчезаешь, растворившись,
Оставив лишь на память ночь,
И, скрывшись,
Опять покой с собою забираешь.

Я жду очередной холодной ночи,
Когда ко мне прийти ты вновь захочешь…

Стихи — Ты снишься мне нагая — сборничек

Во сне моём я вижу лишь тебя,
Ты предстаёшь передо мной — нагая ,
Полжизни жил, я жил тебя любя,
И развела нас жизнь, она такая …

И как же получилось это вдруг,
Не вдруг , а постарались нам соседи,
Да и полно завистливых подруг,
Все говорили , — «Ах , какая леди …»

Где детство , повернуть бы мне года…

Где детство , повернуть бы мне года,
Но так не получается на свете,
Ах , только вспоминаешь иногда,
Какие были счастливы мы дети …

Родимый дом , уютно и тепло ,
И жар идёт.

Стихи — Ты снова дал мне шанс с Тобою быть

Господи, Ты – океан судьбы:
Океан судьбы моей духовной!
* * *
Ты для меня – не можешь умереть;
И, значит, я – с Тобою буду вечно!
* * *
Лишь только вечность истины Твоей
Меня спасёт от временных ошибок!
* * *
Всё, что во времени – то временно по сути;
И только Ты – есть вечность бытия!
* * *
Ты снова дал мне шанс с Тобою быть:
Я снова за него держусь зубами!
* * *
Живи во мне! Живи и размножайся!
И поглощай Собой всего меня!
* * *
Всё на свете говорит мне.

Стихи — Мне не надо от тебя ничего!

Мне не надо от тебя ничего!
Просто б чувствовать , что ты рядом
Улыбаешься в монитор ,
Принимая слова в награду.

Что в душе твоей так светло,
И ты солнышком вся струишься,
Даря в радость своё тепло,
А потом , расставаясь , снишься.

Мне не надо. хоть , знаешь , лгу —
Надо маленького совсем уж чуда —
Чтоб счастливей тебя никто
С тем , кого ты полюбишь , не будет.

Стихи — Мне бы злобу из сердца выжить

Мне бы злобу из сердца выжить,
Чтоб любовь в него снова впустить
Мне б суметь понять, наконец-то,
Что тебя никогда не вернуть

Мне бы снова стать сильным и смелым,
Чтоб судьбу свою дальше вершить
Мне бы снова встретить кого-то,
Одиночеству чтоб возразить

Читайте также:  К чему снятся грядки с арбузами

Мне бы снова в любовь поверить,
Чтобы было зачем мне жить
Мне бы в то, что случилось поверить,
Чтоб тебя навсегда позабыть

Стихи — Снова стихи пошли горлом.

Снова стихи пошли
горлом,
В сетку Любви летят
голом,
Хлебом встречаю их
и солью,
Снова пою свое
соло.

Снова стихи плывут
в небо
Смесью прозрения
с бредом,
К солнышку тянутся
хлебом,
Как им послушно я
предан!

Снова стихи пошли
горлом,
Снова дыханье мне
сперло,
Снова мальчишкой
крылатым
Брошусь опасности
в лапы.

Снова стихи пошли
сердцем,
Вышибли к воздуху
дверцу,
Чайками ринулись
к морю,
Будущему в глаза
смотрят.

Стихи — Мне во сне перебили хребет

Мне во сне перебили хребет,
Оттого отказали служить в этом сне мои ноги.
И сжигал меня странный, холодно-пронзительный свет,
И я слышал свой крик, полный боли, тоски и тревоги.

Был я в теле чужом,
Был высоким, обросшим и очень худым.
Ну а наш с вами мир, в том считал своим сном,
Называя его и моё это тело чужим.

Я в том мире уснув,
Эту жизнь, сна считал порождением.
Только вздрогнул я, в зеркало утром взглянув:
Не знаком я, с зеркальным своим отражением!

Источник

Сегодня ты мне снился.

Знаешь, сегодня ты мне снился. Много. Сладко. Твои руки, обнимающие крепко-крепко, почти до боли, будто боишься отпустить даже на секунду, твои пальцы, сплетенные с моими волосами, твои поцелуи… Ты целовал меня с какой-то немыслимой жадностью, почти со злостью. И было не важно, что вокруг — вселенная, города, люди…

А потом я проснулась. И поняла, что скучаю. Вот так, просто. По тебе. По твоей улыбке, по стуку твоего сердца. Знаешь, если прижаться на секунду и замереть, то можно услышать, как где-то под лопатками бьется твое сердце. Тихо-тихо… Тук-тук, тук-тук… Словно стук каблучков по асфальту, когда человек возвращается домой…

Если бы можно было сейчас быть рядом с тобой. Хоть на мгновение. Чтобы обнять крепко-крепко. Чтобы ты знал, что я рядом с тобой. Чтобы ты почувствовал меня даже на расстоянии десятков тысяч километров…

Хочу обнять тебя, по-собственнически, почти отчаянно. Хочу… Хочу сойти с ума от родного запаха волос, от стука родного сердца, что бьется бешено, когда я на расстоянии поцелуя. Хочу обнять и еле слышно прошептать, что люблю тебя…

Люблю тебя. Просто за то, что ты есть. За то, что ты ходишь со мной по одной земле и дышишь одним воздухом. За каждую, пусть даже мимолетную улыбку, на которые ты сам не обращаешь внимания. А я обращаю. За смех, самый теплый и самый «мой» в мире… Я люблю тебя таким, каким ты вырос, таким, каким обязательно будешь — самым счастливым на свете. Просто люблю…

Я знаю, что счастье хрупко, как и сама жизнь. Счастье складывается из моментов, важнее и значительнее которых нет в жизни. Хорошо когда находишь «своего» человека, можешь и хочешь быть с ним… Когда счастлив не один, а двое, и это счастье превращается в единое целое. Как хорошо просто любить… Не ставя условий, не разочаровываясь, не боясь…

Я не умею рисовать… И никогда не умела… Но мне бы хотелось нарисовать твой портрет. И пусть сходство будет не идеальное, а может быть его совсем не будет, но глаза обязательно будут такими же… У тебя красивые глаза. И дело вовсе не в цвете глаз и не в длине ресниц. В них мерцает жизнь, солнышко… Живой и теплый свет, который становится еще ярче, когда ты улыбаешься…

А ты знаешь, что мне нравится просто смотреть на тебя? Когда я лежу на твоем плече, и медленно вожу пальцами по твоей груди… А потом я слегка поднимаю голову, вижу, как ты нахмурился, гоняя мысли в голове… А когда ты замечаешь мой взгляд, улыбка медленно появляется на твоем лице…
Именно тогда слова являются лишними. Не потому, что нечего сказать, а потому что не передать, как много ты значишь для меня… Как много ты значишь в моей жизни, какой глупой она кажется, когда тебя нет рядом. Слова не скажут, как сильно ты нужен мне… Слова бессмысленны и когда я волнуюсь за тебя, потому что твоя жизнь для меня очень дорога… И ты прекрасно понимаешь это, но не хочешь показывать, как тебе нравится моя забота… И когда ком в горле постепенно исчезает, приходят первые слова… Но словами не объяснить как это, когда без тебя. Слова не такие, не про то… Поэтому просто хочется смотреть на тебя. Смотреть и улыбаться. Иногда для счастья нужно просто молчать и смотреть. Потому что слова лишние… Ими не передать как мне плохо без тебя…

Читайте также:  На новом месте снится один и тот же человек

Хочется прикоснуться к тебе кончиками пальцев и прошептать: «Скажи, обещай, что я никогда не потеряю тебя»… И мне совсем не хочется слышать в ответ твое тихое: «Жизнь покажет»…

Знаешь, я не хочу ничего знать о том, что будет, не хочу приподнимать занавес и видеть будущее. Я хочу лишь, чтобы сегодня, здесь и сейчас ты был счастлив… Хочу и буду сражаться до победы за твою самую маленькую счастливую улыбку, даже если она мимолетна — потому что ничего важнее для меня нет. Чтобы, просыпаясь, каждый день, и через год, и через десять лет, и спустя вечность рядом с тобой, смотреть на тебя и говорить, как сильно я люблю тебя…

Знаешь, о чем я мечтаю? Тихими зимними заснеженными или осенними дождливыми вечерами, глубокой ночью или ранним утром разговаривать с тобой полушепотом обо всем на свете, а может, просто дурачиться… Ведь счастье — это когда ты возвращаешься, счастье просто в том, что ты есть…

Источник

. Ты снова мне снишься.

Гость 27 ноября 2017

Была 29 января 2011

Замедляясь, плывут дома за окном. Пятиэтажки сменяются высотками, и снова пятиэтажками… Деревья – яркими рекламными щитами и наоборот.
Чем ближе к твоему дому — тем медленнее давлю на педаль газа . А сердце – всё быстрее набирает темп.
Паркуюсь.
Пора выходить.
Морозный ветер в лицо. Взгляд зацепился за знакомую фигуру. По телу прокатилась волна жара. Сердце забилось в голове набатом.
Черная спортивная куртка, руки в карманах джинсов.
Сергей.
Сережка.
Сереженька…
Его взгляд останавливается на моем лице.
Подошел. Остановился напротив, улыбнулся. В чёрных чуть раскосых глазах – то ли печаль, то ли радость…
— Привет.
Я шагнула навстречу, обняла его, ткнулась холодным носом в шею, пахнущую лосьоном после бритья. Сильные руки сомкнулись за моей спиной. Сумка с глухим стуком упала наземь.
Молчание…иногда оно значительнее слов. Слова ограничены, молчание – всеобъемлюще.
— Идём.
Я покорно ухватилась за его руку. У него всегда тёплые руки, даже без перчаток. Заметенные снегом улицы, тёмные силуэты деревьев на фоне длинных пятиэтажек. Ноги разъезжаются на высоких каблуках, но Сергей держит крепко. И никуда не ускользает, как в беспокойных, болезненно-ярких снах.
Маленькая тесная прихожая обычной хрущевки. Поцелуй и – падение в объятия забвения.
Коньяк, лимон и пирожное тирамису… Смятая постель. Сережка мечтательно улыбается. И мое сердце наполнено щемящей тоской. Я думаю о нем.
Самый лучший – только это слово может охарактеризовать его более-менее достоверно.
— А давай убежим? – шепчет он, глядя в потолок.
Я молчу, прижавшись щекой к его груди, слушаю ритмичное биение его сердца. Почему он сказал это сейчас? Почему не тогда, когда я, очертя голову, готова была броситься в омут?
Разве так ведут себя те, кто заинтересован? И это его «давай убежим» — не очередной ли каприз?

*** ***
Автомобиль, снятый с передачи медленно покатился вниз по улице…Прижавшись лбом к стеклу, я провожаю взглядом отдаляющуюся фигурку, сиротливо стоящую на балконе второго этажа. Фигурка неподвижна. Темно-синяя спортивная кофта, руки в карманах джинсов.
Сереженька.
Сережка.
Сергей.
Чем дальше он, тем острее, мучительнее чувство утраты. С каждой минутой оно ширится, растёт как снежный ком.
Там, за несколько десятков километров – уверенный в себе, обеспеченный, взрослый мужчина. Скоро мы поженимся.
Зябкими осенними вечерами я буду вспоминать тебя, Сережка. Буду вспоминать, как любила смотреть на город из твоего окна, и как уплывала земля из под наших ног. Буду вздыхать, что не убежала с тобой. Вздыхать, но – не более. Потому что ты – мечта. А мечты имеют странное свойство умирать, воплощаясь.

Источник